Прошлый командир воздушного судна откомментировал ЧП в Шереметьеве



фото:
АГН "Москва"

Прошлый командир воздушного судна, спец по сохранности полетов Александр Романов откомментировал Москве 24 ЧП с самолетом в Шереметьеве.
«Экипаж обычно сам глядит за грозовыми тучами и сам обходит их — по локатору либо зрительно. Диспетчер может порекомендовать что-то. Если есть небезопасные зоны, диспетчер может запретить лететь так, как просит экипаж», — произнес он.

Но Романов выделил, что это не тот вариант, так как небезопасных, запрещенных зон не было.
«Версию помпажа из-за попадания разряда электро энергии я не рассматриваю. Поэтому что попадание молнии в самолеты предвидено в системах самолета. Статическое электричество через особые разрядники беспрепятственно просто сбрасывается с крыльев, с концевых частей самолета.

Все самолеты, они сиим оборудованы. Если у SSJ-100 вышло что-то экстраординарное, либо попала какая-то молния, которая может воздействовать на радио-, электро-, навигационное оборудование — это может быть», — объяснил он.

По воззрению экс-командира, быстрее всего, задымление уже было, потому самолет сделал твердую высадку.

«Что-то было, что воспрепядствовало экипажу выполнить нормальную высадку», — заключил он.

Самолет Sukhoi Superjet 100, следовавший по маршруту Москва — Мурманск, экстренно возвратился в аэропорт Шереметьево из-за возгорания на борту. Самолету удалось сесть лишь со 2-ой пробы из-за сложных метеоусловий, отметили в Росавиации. При высадке у самолета подломились стойки и зажглись движки.
Погибли 13 человек, шестеро пострадали. Пилоты выжили.
Возбуждено уголовное дело, прокуратура и Ространснадзор начали проверки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *